rss
youtube
facebook
Обзор Прессы

Московская патриархия смягчается по отношению к украинским униатам

 

regnum.ru  5.04.2017   Станислав Стремидловский.


Католики заметили


Австрийское католическое информационное агентство KATHPRESS обратило внимание на «неожиданно примирительные» нотки, прозвучавшие в недавнем интервью греческому порталу Romfea. gr главы российского «православного министра иностранных дел» митрополита Илариона (Алфеева). Как подчеркивает KATHPRESS, глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата встал на компромиссные позиции по вопросу Украинской греко-католической церкви, хотя ранее «часто нападал» на нее. Митрополит, комментируя церковную ситуацию на Украине, говорил о разделении там православия на три части, вызванном «личными амбициями отдельных лиц, и поддержке их со стороны враждебных России политиков». При этом, отмечает австрийское издание, он «защищал» УГКЦ, которую зачастую обвиняют в солидарности с «раскольниками Православной церкви», в то время как униаты могут сами стать «жертвой» инициаторов создания единой Поместной церкви Украины, которой потребуются прихожане.

Такие выводы имеют право на жизнь. Если обратиться к тексту интервью митрополита Илариона, то он говорил следующее. Нынешняя украинская государственная власть в лице многих своих представителей провозглашает курс на создание «единой Поместной церкви Украины». В их понимании это означает каноническую Украинскую православную церковь, объединяющую большинство православных верующих Украины, отрыв ее от Русской православной церкви, с которой она связана тысячелетними узами. И в получившееся образование можно будет добавить также греко-католиков. Отвечая на вопрос, стоят ли за этим униаты, председатель ОВЦС дословно заявил следующее: «Нет. Я считаю, что за этим стоят политики, которые пытаются вмешиваться в церковные дела». С этим также связано и другое. Некоторые высокопоставленные украинские чиновники регулярно посещают в Стамбуле константинопольского патриарха Варфоломея. По итогам встреч появляются коммюнике, где эти чиновники сообщают о поддержке Фанаром проекта «единой Поместной церкви Украины». Следует отметить, что Константинопольский патриархат напрямую еще ни разу не заявлял о чем-то подобном. Но и не отрицает, просто не комментирует.

«Когда на Фанаре появляются схизматические лжеархиереи, это нас не может не огорчать, — заявил по сему поводу митрополит Иларион. — Эти господа публикуют фотографии своих встреч с иерархами Константинопольского патриархата, раскрывают содержание своих переговоров. Мы, конечно, не знаем, насколько достоверно они передают то, что говорилось во время встреч, но если верить словам этих людей, то их на Фанаре поддерживают и обещают им создать единую Поместную церковь на Украине путем отрыва от РПЦ. Мы, конечно, не хотим верить в эту информацию. Мы слышали много раз из уст Вселенского патриарха его твердые заверения в том, что он считает единственной канонической Церковью Украины Украинскую православную церковь во главе с Блаженнейшим митрополитом Онуфрием. И для нас эти заверения Святейшего патриарха Варфоломея являются основой, на которой мы строим свои взаимоотношения с Константинопольским патриархатом». Если расшифровать слова российского «православного министра иностранных дел», то получается следующее. Во-первых, мы не хотим верить в эту информацию, но, судя по всему, она правдоподобна. Во-вторых, основа для отношений с Фанаром — признание УПЦ МП единственной канонической православной Церковью.

Иное дело — греко-католики. ИА REGNUM и ранее прогнозировало, что развитие ситуации с построением на Украине единой Поместной церкви приведет к тому, что ее создатели обратят внимание на униатов как на «еду», которую можно будет поглотить. Тем более что УГКЦ, напоминая периодически, что основание свое ведет от Церкви, основанной еще святым князем Владимиром, сама давала основание к тому, чтобы заняться уврачеванием «греха» Брестской унии 1596 года через возвращение отпавших братьев в лоно православия. Понятно, что в «московскую» Церковь украинские греко-католики не пошли бы сами, в то время как Поместная церковь с украинским языком богослужения и проповеди — соблазн куда более сильный. И это становилось бы проблемой уже не только Украинской православной церкви Московского патриархата (соответственно, Русской православной церкви), которая могла ожидать оттока паствы, но и Ватикана, получавшего на свою голову раскол уже в католическом мире.

Тут не до споров богословского характера, не хватало еще получить «церковную весну» на Украине по примеру «арабской весны», когда наряду с имеющими место захватами храмов УПЦ МП сторонниками непризнанной Украинской православной церкви Киевского патриархата при пособничестве экстремистских организаций с аналогичными процессами столкнулись бы храмы УГКЦ, на которые стали претендовать общины новосозданной Поместной церкви. Судя по всему, такая возможность в церковных кругах просчитывалась. В итоге в начале этого года Святой престол предложил Московской патриархии пересмотреть принципы диалога по сложному вопросу украинской унии. Выступая в феврале в Институте экуменических исследований Университета города Фрибурга, председатель Папского совета по содействию христианскому единству кардинал Курт Кох сделал акцент на том, что нынешние трудности в отношениях между православными и греко-католиками на Украине вызваны не столько причинами богословского характера, сколько обстоятельствами, связанными с национальными и политическими факторами. «На историческом уровне мне представляется необходимой совместная работа для «очищения памяти» в рамках комиссии ad hoc, которая, несомненно, будет долгой и трудной, учитывая раны прошлого как одной, так и другой стороны. Однако без излечения памяти трудно представить себе общее будущее», — говорилось в заявлении монсеньора, который призвал в этой связи найти формы взаимоприемлемого сосуществования, как и предлагает Совместная декларация, подписанная год назад в Гаване.

Москва может взять на себе решение «политических факторов», что тут говорить. А исторические? Брестская уния, с которой все начиналось, к РПЦ не имела прямого отношения, поскольку решение о переходе под покровительство Святого престола принимали православные епископы Киевской митрополии Константинопольского патриархата. Таким образом получается, что между Ватиканом и Фанаром по «украинскому вопросу» история плавно переходит в политику. Отношения этих двух Церквей чаще всего были недружественными. Еще в начале XX века Римская курия с большим сомнением смотрела на перспективы выхода Константинопольского патриархата на оперативный простор как в самой Османской империи, так и на Балканах. В свою очередь Фанар по итогам Первой мировой войны, в которой Османская империя выступила на стороне Центральных держав, после поражения Австро-Венгрии и Германии увидел для себя шанс вместе с Афинами (и при кооперации с англиканским Лондоном) совершить геополитический рывок, восстановив «православную Византию». Не удалось. И уже в светской Турецкой Республике константинопольские патриархи вынуждены были пойти на «экуменический диалог» с Ватиканом.

Но то, что было хорошо для прошлого века, не всегда может быть применимо в наши дни. Подписание в феврале 2016 года в Гаване Совместной декларации московским патриархом Кириллом и папой римским Франциском зародило мечту, что наши Церкви преодолеют разногласия, спровоцированные в ряде случаев внешним фактором, и начнут договариваться. В этом контексте будем надеяться на то, что между Святым престолом, Московской патриархией и УГКЦ конструктивные отношения сложатся быстрее, чем реализуется проект Поместной церкви на Украине с неизбежными последствиями в виде нестроений и расколов.